• Я снова в Берлине! Путешествие завершено!!!
  • Первое, что я сделал, прибыв в Найроби — понёсся в посольство Эфиопии. У меня до сих пор нет ни эфиопской, ни суданской визы.

    В Нью-Йорке не было соответствующих консульств, поэтому я решил получить визу Эфиопии в Найроби и визу Судана —  в Аддис-Абебе. Мой земляк из Киева, с которым я встречал Новый Год в Малави, оказался прав: в консульском отделе посольства Эфиопии мне сообщили, что с прошлого года поменялись правила и сейчас въездные визы не выдаются для граждан ряда государств, в том числе Германии. Для наглядности мне предъявили этот список, добавив, что нет никаких проблем получить визу в аэропорту Аддис-Абебы, что я и без них знал. В общем-то, я был готов к такому повороту событий. Лететь на самолёте у меня не было никакого желания. Я, в конце концов, совершаю путешествие на велосипеде, и другие виды транспорта допускаются только тогда, когда я стою спиной к стенке и других вариантов нет. И поэтому был принят, как любит говорить Филипп, план «Б»: сразу после посольства я помчался в интернет-кафе, распечатал формуляры для получения виз Эфиопии и Судана, заполнил их и отправил вместе с загранпаспортом через DHL Филиппу в Берлин. Он отлично знает, что с этим делать. Мне же осталось ждать. При хорошем раскладе это три дня доставки DHL до Берлина, по неделе на изготовление каждой визы и три дня пути бандероли DHL обратно. Значит, я застрял в Найроби минимум на три недели… Если учесть задержку в Кигали на неделю из-за поломки, то я отстаю от запланированного графика уже на месяц. Можно, конечно, сказать: «Какая разница, приедешь ты домой в июле или в августе?» Домой — разницы нет… Вся загвоздка только в том, что я планировал ехать по пустыне Судана в феврале-марте, а сейчас, даже при очень удачном раскладе, это будет уже март-апрель. Разница огромная — будет намного жарче, то же относится к Египту и ко всему Ближнему Востоку. Будет значительно жарче, чем я запланировал.

    Найроби — это уже не деревня. В центре города – банки, торговые центры, рестораны и кафе, построено немало высоких зданий, встречается много людей на улицах. В будние дни в центре города в любом месте удобно переходить дорогу — везде пробки, машины стоят — иди между машинами, где захочешь. До сих пор самый плохой воздух на моём пути был в Катманду. Сейчас я даже не знаю, кому отдать пальму первенства: Катманду, Кампале или Найроби. Особенно к окончанию рабочего дня хоть кислородную маску надевай: чуть в сторону от заасфальтированного центра, и воздух превращается в туманоподобную смесь красноватой дорожной пыли и жутких выхлопных газов. Часа через три-четыре, когда трудовой народ разъезжается по домам, всё это опять оседает вплоть до следующего утра.

    Сначала я поселился в относительно дорогой гостинице — 1650 шиллингов за ночь. Но когда выяснилось, что мне придется провести в Найроби длительное время в ожидании паспорта из Берлина, стало ясно, что надо искать что-то более бюджетное. Проходя по улице невдалеке от моей гостиницы, я увидел низкое здание за высоким забором с железными воротами. На воротах красной краской большими буквами было выведено «Cambers Rd. Lodge». Всё выглядело достаточно скромно. Западные туристы здесь явно не ожидались. Толстая женщина показала мне на выбор комнату за 500 шиллингов, в которой стояла только кровать, стол и стул, и комнату за 800 шиллингов, которая выглядела точно так же, но имела ещё душевую с туалетом. Метрах в пятнадцати от дешёвой комнаты, через двор, в другом корпусе, находились туалет и душевая для общего пользования. Это и определило мой выбор. Разница в цене в 300 шиллингов (около трёх евро) показалась мне достаточно большой, чтобы отвергнуть роскошь пользования туалетом в трех метрах от комнаты в пользу пятнадцатиметрового расстояния. Я понёсся за велосипедом и вещами, и уже через час устроился в просторной комнате, размером четыре на четыре метра, с гремящей засовами железной дверью и зарешеченным окошком, выходящим во внутренний двор. Прямо перед дверью находился вход в большой бар с постоянно играющей музыкой и двумя включенными большими плоскоэкранными телевизорами. Бар выглядел намного приличнее, чем гостиница, во дворе которой он находился. Удивительно, со стороны улицы не было никакой рекламы или указателя, что внутри находится современно оборудованный бар-ресторан. Музыка к вечеру становилась громче, но она мне не мешала, так как вся активность в баре продолжалась приблизительно до полуночи, после чего бар закрывался с грохотом засовов точно такой же двери, как и в моей комнате. Чтобы купить бутылку пива, мне надо было пройти метров семь от двери моей комнаты до барной стойки. Этот факт меня радовал. Кенийское пиво, которое  я себе облюбовал, изготовлялось по чешским рецептам, было довольно вкусное и стоило ровно один евро за бутылку. Что ещё нужно путешественнику! Утром следующего дня, когда я безмятежно спал, раздался настоятельный стук в мою дверь. После некоторых препирательств служащая отеля, крепкого сложения молодая девица, зашла в мою комнату и начала невозмутимо собирать постель. Я, протирая глаза и зевая, старался объяснить, что постель мне ещё нужна, потому что я хочу спать. Но это её не останавливало. Лишь когда я сказал, что собираюсь здесь остановиться на несколько дней, может быть на пару недель, она, как робот, так же молча, выполнила свои действия в обратном порядке. Когда постель была застелена, она протянула руку и сказала: «Money». Я дал ей 1000 шиллингов за два дня вперёд, чтобы назавтра не повторился подобный театр, и завалился дальше спать. Но на следующий день она опять загрохотала в девять утра в дверь, чтобы помыть пол. Так продолжалось каждый день, пока на четвёртый день я наконец не поговорил с администратором. Я долго спал, потом уходил в город в интерет-кафе до вечера, с наступлением темноты возвращался в свою комнату, где, не выходя, занимался чтением и писанием мемуаров. Боже, какой я всё-таки наивный! Только на третий день я понял, почему во дворе целый день сидят молодые пышнотелые девушки, почему бар-ресторан без рекламы, почему номера такие дешёвые и почему с утра с меня потребовали деньги за номер. Я оказался если не в публичном доме, то, по крайней мере, в гостинице с подобным уклоном. Я не видел, чтобы здесь кто-то, кроме меня, жил. Номера сдавались или на день, или на ночь. Я себе представил абсурдность ситуации, когда я прикатил при полном параде на велосипеде во двор гостиницы, и только сейчас понял в полной мере то удивление, которое было написано на лицах девушек во дворе. Но через три дня всё устаканилось: они привыкли ко мне, я привык к ним. Я брал у них по утрам горячую воду для чая, а они, хохоча, предлагали мне массаж «очень дёшево». Мне пришлось объяснять, что если я живу в таком номере, то для меня «очень дёшево» — это уже дорого. Хозяин бара тоже стал на другой день моим другом: угостил пивом и написал на бумажке адрес своей электронной почты и номер телефона.

    Я живу в районе, где много индусов. В соседних кварталах есть несколько индийских храмов, много индийских женщин и детей можно увидеть на улицах. Им же принадлежит большинство магазинчиков и лавок в этом районе. Сегодня проходящая мимо меня женщина в индийской национальной одежде и с красной точкой между бровей ни с того ни с сего смачно плюнула на пыльную дорогу. Сразу вспомнилась Азия — Индия, Пакистан, Непал и особенно Китай, где повсеместное харкание доведено до культа. И в этот момент я подумал, что ни разу не видел чернокожего африканца, плюющего себе под ноги. Этого нет в их культуре. Так же редко я видел чернокожего, жующего жевательную резинку или попыхивающего сигаретой. Курящих женщин, кажется, вообще ни разу не видел. В шортах в Африке ходят или мальчики-школьники, или белые туристы. Очень мало африканцев, носящих очки. Но я не думаю, что зрение у них лучше, чем у европейцев. Если уж продолжать эту тему, то с отрывом самые лучшие женские фигуры, на мой вкус, конечно, я видел в Африке. То же можно сказать и про Японию, только с обратным знаком.




    Оставте свой комментарий
    To use reCAPTCHA you must get an API key from https://www.google.com/recaptcha/admin/create
    Имя: 
    Email: 
    URL: 

    CAPTCHA image
    Обязательно