• Я снова в Берлине! Путешествие завершено!!!
  • Как только я пересёк границу, пейзажи резко изменились. Между северной Намибией и Замбией не было такой разницы. Здесь же в первую очередь бросилось в глаза то, что в деревеньках, которые точно так же, как и в Замбии, тянутся вдоль дороги, совершенно исчезли типичные дома с соломенными крышами и со стенами из толстых веток, замазанных или незамазанных глиной. Вместо них стоят исключительно кирпичные дома, как будто в Малави вышел указ, запрещающий жить в самодельных традиционных строениях. Дворы здесь как-то лучше организованы и намного чище. Поля – более ухожены и занимают большую площадь. В Замбии я особо не вглядывался, но видел в основном небольшие наделы около деревень, засаженные кукурузой. Здесь же стало заметно разнообразие культур на полях. В Замбии вдоль дороги можно купить только манго и бананы, то есть то, что растёт само по себе в деревнях и их окрестностях. В Малави выбор уже побогаче; можно купить кроме обычных манго и бананов – лук, помидоры, картошку. Качество дороги заметно улучшилось, и появились заасфальтированные боковые полосы вдоль проезжей части, на которых можно ехать на велосипеде. Этим, наверное, продиктована ещё одна маленькая деталь: в Малави местные велосипедисты едут по «своей» стороне, то есть слева, как и я. В Замбии все едут наоборот – навстречу движению. Ехать им приходится по проезжей части, а зеркал заднего вида у них нет. А так им лучше видно автомобили на дороге, чтобы вовремя уступить место и съехать с проезжей части. Движение в Малави, так же, как и в ЮАР, Намибии и Замбии, левостороннее. Здесь можно только удивляться, как такая маленькая страна, как Великобритания, навязала половине мира левостороннее движение. Честно говоря, я думал раньше, что «наоборот» ездят, кроме Британии, только в Японии и Австралии. В общем, Малави мне сразу понравилась, несмотря на то, что местное население продолжало терроризировать меня своей доброжелательностью. Но и здесь заметны перемены. Несмотря на второй рождественский праздничный день, совпавший с  воскресеньем, я не увидел ни одного пьяного на улице. Люди были приветливые, но не такие назойливые, как в Замбии. Я даже стал отвечать на их приветствия. Дети, как и в Замбии, завидев меня издалека, толпами неслись со своих дворов к дороге с громкими криками. Но здесь, наверное, интуитивно чувствуя скоропостижность жизни, они уже брали «быка за рога» и переходили конкретно к делу: они не распылялись, как в Замбии, на «How are you?» и „Where are you going?“, а громко хором орали «Give me money!!!». Взрослым, которые подходили ко мне с тем же вопросом, я иногда объяснял, что я не Дед Мороз, и что сумки мои не наполнены подарками и деньгами. Здесь, конечно, чувствуется тлетворное влияние западного мира, как на уровне государственном, так и на обывательски-туристическом. Африканцы привыкли, что им просто дают деньги, и считают это нормальным явлением. Их приучили к этому. Для них белый человек автоматически является богачом. Но как им всем объяснить, проезжая мимо на велосипеде, что я, в принципе, уже полтора года бездомный и безработный? И если у меня и есть какие-то деньги, прошу заметить, мной же заработанные, то они все, до копеечки, распланированы до конца путешествия, и неизвестно, хватит ли. Экономить приходится довольно жёстко на всём, чтобы по возвращению в Берлин хотя бы выйти на ноль и не залезть в долги. Начинать придётся всё сначала: квартира, работа… Но африканцам это тяжело объяснить. И вообще, это вопрос сложный с любой стороны – как с экономической, так и с морально-философской. Конечно, уровень жизни в западном мире и в Африке нельзя сравнивать. Конечно, у нас разные предпосылки для того, чтобы «начинать с нуля». Конечно, я, даже такой, как они меня видят -  богатый человек по их понятиям. Но я не виноват, что родился в Европе и имею белый цвет кожи. Я просто реагирую на конкретное обращение лично ко мне: «Give me money!!!». И всё равно мне в Малави нравится. Наверное, на контрасте с Замбией. Здесь я не хочу бросать тень на Замбию, мол, не езжайте туда. Про Замбию мне ещё в ЮАР и Намибии говорили, что это очень интересная и приятная страна. Здесь великолепные национальные парки с дикими животными, красивые места, горы. Для туристов, приезжающих на недельку-две отдохнуть, здесь организована инфраструктура, и есть на что посмотреть. Но я совершенно один, единица белого человека, пересекаю страну не через приспособленные для туристов места, а насквозь, через простые деревни с простыми крестьянами, с которыми я с утра до вечера имею контакт. Именно поэтому у меня совершенно иная перспектива, настоящая, но более сложная, что и является сутью моего путешествия. Я вижу все страны на своём пути не припудренными, а такими, как они есть. Поэтому и описания мои не припудрены.

    Дорога в Лилонгве преподнесла мне сюрприз: она оказалась на удивление плоской, почти без холмов, и я доехал до столицы без особого надрыва. Возможно, это тоже подсознательно дополнило моё предрасположение к Малави. Столица оказалась огромным селом, расползшимся по большой территории. Где-то, я читал, должен быть даже деловой центр. Но специально туда ехать мне пока не захотелось, может быть, при выезде я разведаю это место. Я устроился в дешёвой гостинице, наполненной туристическими группами, путешествующими в специальных, больших и маленьких, автомобилях по Африке. Много американцев и других представителей западного мира в возрасте 25-35 лет. Здесь было, с кем поговорить и по-немецки, и, даже с одним молодым американцем, по-русски. Это как раз все те, кто видят Африку совсем другими глазами, чем я. Это они видят жирафов, зебр, слонов, крокодилов и бегемотов. Я не видел до сих пор ни одного, хотя проехал по Африке за пять недель четыре с половиной тысячи километров. Вообще-то это звучит, наверное, парадоксально, но местные, коренные, африканцы в большинстве своём не видели этих животных ни разу в жизни. Основная масса населения, кроме своей и пары соседних деревень, не видит за всю жизнь ничего другого. Для них даже поездка в столицу, по моим понятиям, являющуюся большим селом – это событие, не само собой разумеющееся. Но вышеупомянутые типичные африканские животные обитают только в национальных парках, где живёт совсем мало африканцев и где они доступны только обеспеченным туристам. По телевизору увидеть крокодилов-бегемотов тоже непросто. Дело в том, что в отличие от, например, Вьетнама и Лаоса, где в деревнях со средневековым укладом жизни в самодельных хижинах, сколоченных из фанеры и жести, всё же в каждом доме можно найти телевизор, здесь такой роскоши нет. Старые телевизоры, по которым всегда транслировались какие-то национальные песни с танцами,  я иногда видел в придорожных магазинчиках. Но в местных хижинах в лучшем случае можно увидеть пару скамеек и очаг для огня посредине. Правда, жители этих построек нередко имеют мобильный телефон… Но телевизора я ни разу нигде не видел. Поэтому я иногда спрашивал себя, где же нормальному африканскому жителю увидеть жирафа или слона. В национальный парк он ведь не поедет.

    В гостинице я решил остановиться на два дня: погода отличная, не холодно, не жарко; температура воздуха градусов двадцать шесть – двадцать восемь; дождей почему-то нет. Ну и хорошо, что так. Здесь есть ресторан, бассейн, интернет и кровать за 8$ в сутки. Я сходил вчера в «старый город», но, как и в Лусаке, не нашёл ни одного места, достойного, хотя бы на память, быть сфотографированным. Странно, но почти все здания, кроме пары гостиниц, почты и большого продуктового магазина с малым выбором продуктов, занимали банки. Про архитектуру я молчу. В паре кварталов я видел не менее двадцати пяти банков. Прямо-таки финансовый центр, как Франкфурт-на-Майне в Германии. Что же тогда находится в «деловом центре»? Здесь же в «старом городе» находится гольф-клуб, ограждённый от улицы кустарником. Так что многие мужчины, решившие справить малую нужду на здесь же находящемся автовокзале, подходят к этим кустарникам и делают своё дело, любуясь идеально постриженными зелёными лужайками и парочкой людей, вдалеке машущих своими клюшками. В одном месте вдоль улицы расположились длинным рядом торговцы разного рода африканскими поделками. Здесь можно увидеть огромное количество слонов, жирафов и прочих скульптурок разного размера, так же, как и большое разнообразие местных украшений. Всё это сделано действительно красиво и качественно. Но лично мне это абсолютно не надо, что тяжело понять торговцам всем этим добром. Может быть, мои сожители по гостинице выйдут в город и развеют их сомнения. Больше о Лилонгве сказать мне нечего. Завтра я еду дальше. До Нового Года осталось три дня.




    Оставте свой комментарий
    Имя: 
    Email: 
    URL: 

    CAPTCHA image
    Обязательно