• Я снова в Берлине! Путешествие завершено!!!
  • Всю ночь моросил дождь и к утру прекратился. Слонов ночью я так не видел. Не видел я их и сегодня, когда проезжал последние пятьдесят километров по национальному парку. Вообще никого не видел. На выезде из парка, как и на въезде, стоял шлагбаум с полицейскими. Первое, что они у меня спросили: «Ну как слоны?»  «Издеваются, паразиты», – подумал я про себя и ответил удивленным полицейским: «Никак… Не видел!» И поехал дальше. До границы с Замбией мне оставалось сто двадцать километров, и я надавил на педали. Хватит с меня Намибии, хочется чего-то новенького. Последние три дня я ехал периодически под дождём. Дождь шёл несколько раз в день. Самое неприятное это то, что во все три дня дождь делал заключительный аккорд за час-два до наступления темноты, то есть, когда я заканчивал свой рабочий день и готовился к ночёвке в палатке. Днём не страшно промокнуть -  можно быстро обсохнуть на ветру. Но устраиваться на ночёвку на сырой земле насквозь промокшим – дело не из приятных. Нет, ничего драматического в этом нет, сухие вещи в сумке у меня имеются. Но всё равно неприятно. Особенно когда такие фокусы три дня подряд. Но меня предупреждали. И, похоже, это только начало. Мне говорили, да я и сам читал, что с декабря по апрель в Замбии сезон дождей. Это конечно не так, как в Индии или юго-восточной Азии, где всё просто заливает напрочь, но рассчитывать придётся на ежедневный дождь на протяжении всей Замбии. Про Малави и Танзанию я ещё не читал, возможно, там «продолжение следует…». Но, в любом случае, путешествие по Африке даётся довольно тяжело. Сначала была жара невыносимая, которая довольно резко сменилась влажным тропическим климатом в сезон дождей. Признаюсь, что сейчас ехать намного легче, чем по пустыне. Дожди здесь не холодные, и под ними ехать даже приятно. Единственная проблема в том, что они идут часто, воздух очень влажный, и палатка просто не успевает высыхать. Я устраиваюсь вечером на ночёвку и устанавливаю мокрую палатку. Если к утру дождя нет, значит мне повезло, и я могу упаковать сухую палатку в мешок. Если ночью дождь тоже идёт, я её пристраиваю сзади поверх мешка и так она, мокрая, продолжает мокнуть на всех дневных дождях, и к вечеру всё выходит на круг. Но я не знаю, как будет в Замбии. Наверное, последние три дня, это просто увертюра, подготовка к предстоящему. Посмотрим. А пока я добрался до пограничного городка Катима Мулоло и устроился в кемпинге, чтобы хотя бы помыться под душем, нормально покушать и спокойно переночевать за семь евро в своей палатке. Завтра с утра – Замбия!

    Я встал в шесть часов утра, но, несмотря на то, что до пограничного пункта было пять километров, добрался я до него только к полудню. Вернее так: проснулся я в три часа ночи от сильной барабанной дроби по моей палатке. Снаружи лило, как из ведра, и воздух сотрясали постоянные раскаты грома. Я так и проворочался в спальнике, пока в шесть часов не подал сигнал будильник. Ливень не прекращался. Я вообще-то себя и в палатке неплохо чувствовал, был сухой. Но я заметил, что на полу образовалась лужа, и всё, что лежало там же, на полу,  промокло снизу. Моя палатка, в общем-то, хорошо защищает от дождя. Но это был первый такой сильный и продолжительный дождь в моём путешествии. При этом выяснилось, что снизу вода проникает в местах, где есть какое-то давление на пол. Я лежал на тонком надувном матраце, под которым была расстелена паралоновая подстилка. И подстилка и матрац снизу были насквозь мокрыми, но сам я – абсолютно сухим. Возник вопрос, что делать. Дождь, судя по частоте громовых раскатов, прекращаться не собирался; было также ясно, что долго сухим и я оставаться не смогу. Мда… Палатку собирать под проливным дождём – удовольствие не из самых изысканных. Для начала я собрал все свои вещи в сумки. Рядом стоял незаселённый деревянный домик с крылечком полтора на полтора метра под навесом. На это крылечко я перебежками и перенёс постепенно весь свой скарб. Там же я и просидел со своими котомками часа два, тоскливо наблюдая, как ливень хлещет мою пустую палатку, и размышляя, что делать дальше. Намибия меня не отпускала. Вариантов было два: или я еду под затяжным сильным дождём, или остаюсь здесь, в спасительной лоджии ещё на один день, но беру уже дорогой домик, чтобы по крайней мере подсушить мокрые вещи и палатку. Второй вариант мне никак не нравился. В этих местах начался сезон дождей, которые могут идти каждый день. И если я каждый раз буду останавливаться из-за дождя, то так я доеду домой к следующему Новому Году. В первом варианте, наверное, нужно было научиться спать мокрым. Я не знаю, как часто здесь идут дожди, но если так будет каждый день, то у меня не будет возможности сушить свою палатку. Это не Япония, где в каждом посёлке можно найти  копеечную прачечную с сушильными автоматами. Но другого выхода не было. Я дождался, когда дождь немного стих, и быстро свернул насквозь мокрую палатку. Ливень постепенно выдыхался и начинал временами переходить на нормальный дождь, и это обнадёживало. В следующее послабление я перебрался к рецепции. Там разговорился с одним местным белым, и он мне поведал, что пару лет назад дождь шёл каждый день, и они за месяц ни одного раза не увидели солнце хоть на пять минут. Обнадёжил… Ещё одно послабление ливня, и я перебрался в местное кафе, где позавтракал на последние сорок намибийских долларов. Завтрак стоил сорок пять, но разницу мне простили. Время тикало. Надо было что-то делать. Я достал свою дождевую куртку, сел на велосипед и рванул к границе. В полдень я уже заполнял формуляр въезда/выезда из Намибии мокрыми руками. В это время я вспомнил, что точно такой же формуляр я заполнял три недели назад при въезде и тоже мокрыми руками. И так же, как и сейчас, на него падали капли с моего лба. Только в тот раз это было от изнывающей жары.

    Вообще-то Намибия дала о себе знать своим климатом. Именно здесь началась проявляться «усталость» моего материала. Девятнадцать месяцев в дороге – это довольно долгий срок для вещей, которыми я пользуюсь каждый день. Я сам как-то ещё держусь, а они начинают сдавать. Первой ласточкой был лопнувший болтик, держащий мой багажник (я уже писал). Потом отломались усики от пластикового замка моей сумки; один вечером, а другой утром, как сговорились. Это была моя основная сумка, и я ею чаще всего пользовался. Это значило, что есть предел для сгибания пластика на моих замках и рано или поздно начнут ломаться и остальные. Пришлось срочно в Виндхуке разыскать ремешки на будущее, чтобы как-то закрывать мои сумки. Мои шорты, в которых я действительно почти каждый день с утра до вечера, уже ремонтированные в Таиланде и Китае, расходились по швам. Но сейчас материал настолько прохудился, что после очередной стирки при выжимании он лопнули на самом красивом месте. Потом дали о себе знать и сандалии. Это тоже работяги, я в них проехал ОЧЕНЬ много. Но и они не выдерживают: сначала оторвалась от подошвы тесёмка на левом, на следующий день, тоже, как сговорились, точно на том же месте – на правом. Заодно лопнула и покрышка на заднем колесе. Это была та, которую я заменил в Корее. Сейчас я поставил последнюю мою запасную покрышку, которую я взял у Филиппа в Нью-Йорке. Покрышка на переднем колесе, которую я поменял в штате Колорадо, ещё в хорошем состоянии, хотя прокатила уже более шести тысяч километров. Но на переднее колесо намного меньше нагрузка, и там покрышки живут дольше. Придётся постараться доехать на них до Берлина. Да, материал сдаёт, и я всё больше начинаю походить на бомжа-оборванца…




    Оставте свой комментарий
    Имя: 
    Email: 
    URL: 

    CAPTCHA image
    Обязательно