• Я снова в Берлине! Путешествие завершено!!!
  • Пустынная тактика начинает приносить свои плоды. Я почувствовал, что могу контролировать ситуацию. После Maltahöhen у меня появилась уверенность в себе, а ведь лишь два дня назад я не был уверен, что мне удастся проехать Намибию без вспомогательных транспортных средств. Тогда я был близок к тому, чтобы останавливать проезжающие джипы и просить водителей подвезти меня две-три сотни километров. Но сейчас я могу довольно точно просчитать, в какой день я окажусь на границе с Ботсваной. Надо добавить, что я уже выбрался из каменистой пустыни. Чем дальше, тем больше появляется растительность в виде кустарников и деревьев. Но на температуре воздуха это не отражалось. Иногда уже видно пасущихся овец, коз и коров. Населённые пункты, по крайней мере на карте, должны встречаться чаще. Ну, населённый пункт тут – это понятие растяжимое. Чаще всего это пара домов. Иногда небольшой посёлок, иногда вообще ничего. У меня с собой три карты. И я вынужден пользоваться всеми тремя одновременно, потому что ни одна из них в отдельности не даёт достоверной картины. На одних нанесены посёлки, на других их нет. Есть посёлки, которые есть на всех трёх картах. Но приезжаешь туда, а там ничего нет. Вообще ничего. Ради интереса проверял эти места в Google Maps. Там тоже есть название посёлка. Приближаешь, переключаешь на космический снимок и видишь то, что уже видел собственными глазами: НИЧЕГО, кроме перекрёстка дорог, на котором стоял. Что это за виртуальные посёлки, непонятно. Так же как и непонятно, почему они нанесены на всех картах. Интересно, что начиная с Кейптауна у меня до сегодняшнего дня не было ощущения, что я еду действительно по Африке. Та часть ЮАР, которую я проезжал, вообще визуально мало чем отличается от центральных штатов США. В редких городках, попадающихся на пути, смесь белого и чёрного населения, как в Штатах. Окрестности тоже очень похожи. Отличие разве что в том, что на краях дороги здесь очень мало раздавленных животных. Но я думаю, это связанно с тем, что здесь автомобильное движение намного реже. Та же картина продолжилась и в Намибии,  только здесь намного жарче и пустынней. И лишь сегодня я впервые увидел настоящее африканское животное: метрах в десяти от меня шарахнулся в сторону дикий кабанчик. Такие, с огромными клыками, живут только в Африке и называются, кажется, бородавочниками. Я их видел только по телевизору, и мне всегда нравилось, как они браво бегают. Так же браво и этот экземпляр убегал от меня. Но так, как по обе стороны дороги тянутся бесконечные сетки, этому горемыке пришлось километра два бежать впереди меня, периодически пытаясь безуспешно пробить сетку пятаком. Вскоре я его потерял из виду: он или нашёл брешь в ограде, или залёг где-то за кустом, как партизан, и переждал пока я проеду. Но Африку сегодня я почувствовал не только в этом. За две недели езды по ЮАР и Намибии я впервые заехал в поселок, где живут одни чернокожие африканцы, как и положено. Посёлок называется Rietoog. Здесь я сделал свою дневную четырехчасовую паузу. Естественно, здесь не нашлось никаких дорожных гостиниц и кемпингов, иначе были бы белые. Но мне указали на единственный в радиусе ста километров магазинчик, где я и остановился. Выбор продуктов был приблизительно такой же, как на станции Goageb, как я уже описывал. Здесь я нашёл те же мясные консервы, но заинтересовался ещё законсервированным абрикосовым компотом и йогуртом. С большой бутылкой пива и чипсами мясные консервы очень даже оказались кстати. Йогурт был замороженный в морозилке. Но тем лучше, я его расковыривал ложечкой и ел как мороженное, закусывая компотом. Обед удался на славу. Доброжелательная хозяйка разрешила мне устроиться на диванчике, здесь же в магазине, и даже включила специально для меня новости BBC (Би-Би-Си), которые повторяли одно и то же на протяжении трёх часов, пока я вежливо не предложил ей переключить на музыкальный канал. В магазине было градусов 35-40 жары. Но после улицы эта температура казалось прохладой. Я купил ещё двухлитровую бутылку кока-колы, которая, к счастью была тоже заморожена, и на протяжении паузы потягивал холодный освежающий напиток по мере его оттаивания. Это как раз то, что мне надо было! В четыре часа я вылез из жаркого магазинчика в пекло дороги и взял курс на Виндхук. Впереди меня ждала ещё одна ночёвка в пустыне.

    В первый день декабря я проснулся в отличном настроении. Сегодня мне предстояло отмучить последние семьдесят километров по грунтовым дорогам Намибии. После этого я выезжал на асфальтированную дорогу B1, по которой я уже ехал после пересечения пограничного пункта. Только тогда я после сорока километров съехал на грунтовку и, если сказать честно, до сих пор не уверен, что поступил правильно. Если бы я не ней оставался, то был бы уже 2 дня в столице Намибии, Виндхуке. Но настоящие герои всегда идут в обход, и если бы я это сделал, то не проехал бы самый сложный участок своего путешествия, а значит, и рассказывать было бы нечего. В разгар жары я выехал наконец-то на асфальт и испытал ощущение счастья. Здесь же, в городке Rehoboth я сделал свою дневную паузу, заодно помыв свой велосипед и сумки, покрывшиеся за последние дни толстенным слоем пыли. Расклад был отличный: я видел по карте, что до Виндхука я за оставшееся вечернее время не доеду, но за тридцать пять километров до столицы на карте был обозначен кемпинг, и это было идеально для меня. Я не хотел въезжать уставшим в вечерний город и искать ночлег. А так получалось, что я эти несчастные тридцать пять километров преодолею ещё в утренней прохладе и ещё до обеда уже буду в столице Намибии. По карте я тоже видел, что город лежит на возвышенности, и это означало снова ехать под гору. Но асфальт меня вдохновлял и, самое главное, тянул попутный ветерок. Ощущение, когда едешь с попутным ветром, тяжело описать. Это сложный букет различных эмоций, который разве что суммарно можно выразить так: ты едешь с устойчивым и основательным чувством, что жизнь удалась! С этим чувством к вечеру я подкатил к кемпингу, обозначенному на карте, и уткнулся в закрытые ворота. Через десять минут выяснилось, что там нет свободных мест, кемпинг был переполнен. Эти вещи я ещё в Штатах не понимал: как может огромное пространство огороженного кемпинга быть переполненным, если надо сначала битый час высматривать какую-нибудь живую душу внутри ограды и жестикулировать, чтобы вызвать на разговор, а мне для палатки всего лишь требовался пятачок два на три метра, включая велосипед. Но закрыто, так закрыто. Через полтора километра я увидел подобное заведение, тоже с воротами, но около ворот был домик, и молодой чернокожий парень, ответственный за открытие и закрытие этих ворот, заявил, что у них тоже нет мест и покушать нет возможности. Именно второе меня и интересовало: всё-таки место для палатки я могу и сам найти, но, будучи к вечеру прилично проголодавшимся, я мечтал заехать в какой-нибудь отель или кемпинг и нормально поесть. Тут, для меня довольно неожиданно, парень сказал, что может мне помочь. Он открыл ворота и, проведя меня вокруг домика в маленький дворик, где я мог оставить велосипед, предложил переночевать у него в помещении для отдыха персонала, дежурившего на вахте. Это была комнатка с кроватью, душем и туалетом. В углу нашлось место на полу для моего надувного матраца. Пока я принимал душ, он приготовил ужин: кукурузную кашу с очень вкусной курицей. Я показал после еды Кристофу фотографии моего путешествия, и мы оба, весьма довольные прошедшим днём, уснули.




    Оставте свой комментарий
    Имя: 
    Email: 
    URL: 

    CAPTCHA image
    Обязательно