• Я снова в Берлине! Путешествие завершено!!!
  • Утром выяснилось, что всё-таки не хватает пары ключей. В семь утра я покатил свой велосипед в мастерскую. Час пришлось подождать перед закрытой дверью, а потом собрался консилиум из шести-семи местных знатоков.

    Один ключ нашёлся, однако другой, более важный, отсутствовал. Но поломанную каретку не извлечь, если не открутить два внешних кольца – одно стальное, другое алюминиевое, которыми она привинчена к раме. От этих колец ключей-то и не было. Пришлось прибегнуть к народному способу: молотку и зубилу. Всё это время меня не покидало острое ощущение того, что я лежу в кресле у зубного врача, и он подходит ко мне с этим молотком и зубилом и говорит: «Извини, я всё понимаю, но другого выхода нет…». Сразу после третьего удара откололся кусок от одного из этих колец, от стального. В этот момент в голове стрельнуло: «Угу, приехали…». Я отчётливо понял, что извлечь эту каретку нам не удастся, расслабился полностью, до апатии и начал прикидывать, сколько времени мне нужно будет ждать следующую посылку из Германии со всем необходимым и сколько это будет стоить. Консилиум почему-то не разделял моего упадочного настроения. По их лицам было видно, что они только-только приступили к решению проблемы. «Конечно, – думал я, – это же не их велосипед. В худшем случае скажут, что всё испробовали – не получилось, и разойдутся по своим делам». Но к тому моменту умельцы испробовали не все хитрости – на кольце оставались ещё зубчики, по которым можно было осторожно и аккуратно постучать молотком. Я не поверил своим глазам, когда изрядно пострадавшее кольцо всё же сдвинулось на миллиметр. Команда хищно заулыбалась, триумфаторски почувствовав запах крови. Попытались откручивать плоскогубцами – очень медленно, но пошло. Потом все перепробовали по очереди молоток с зубилом и плоскогубцы. Главный крутильщик, молодой парень с очень тонким чувством механики, был одет в чистое и измазал при этом свои брюки о цепь велосипеда, но настолько ушёл в процесс, что не обращал на это внимания. Через полчаса открутили! На другой стороне та же история, только кольцо из алюминия. Когда начали осторожно стучать молотком, оно сразу деформировалось словно пластилиновое, но и в таком виде начало медленно откручиваться. Когда же применили плоскогубцы, кольцо, ещё сильнее деформировавшись, разломилось. Я уже опустил руки и думал: «Даже если мы эту калеку открутим, то как кривым алюминиевым обломком можно будет закрутить новую каретку?». Меня удивляла спокойная уверенность моих помощников. Но вот старая каретка уже была извлечена и лежала на земле, открыв свету свои внутренности с разлетевшимися подшипниками. И только когда осторожно выкрутили остатки алюминиевого кольца, до меня дошло, что новая каретка имеет свои кольца крепления, к которым Рольф приложил соответствующий ключ. Самое важное, чтобы резьба в раме оставалась неповреждённой. Я не веломеханик и эту процедуру наблюдал впервые. Лишь когда я увидел свободное пространство внутри с целой резьбой, я впервые почувствовал, что может получиться! Новую каретку встроили за пять минут. Трудно передать мои эмоции! Пробная поездка, фото на память и всем огромное спасибо за коллективный труд! Домой я приехал уже на велосипеде, принял душ, собрал сумки и в полдень распрощался с ребятами и родителями Дейна. До границы с Угандой я успевал по моим расчетам ещё до наступления темноты. После того, как выехал из Кигали, заметил, однако, что снова что-то постукивает и потрескивает в районе педалей. Велосипед едет нормально, но это кряхтение опять беспокоит. Что это ещё может быть? Обыкновенные подозреваемые: педали, растянувшаяся цепь и опять же каретка (а вдруг новая тоже не в порядке, хоть это и маловероятно). Да, 37 тысяч километров и дороги Танзании дают о себе знать. После внимательной инспекции я заметил, что педали шатаются, особенно правая. Неизвестно, сколько ещё продержится. Опять заботы с велосипедом, когда это кончится!

    Дорога тянулась бесконечной лентой вверх-вниз между красивыми холмами, поросшими банановыми пальмами, чайными плантациями и другой тропической растительностью. Хорошо, что местные жители почти не говорят по-английски и поэтому большинство приветствий ограничивалось безобидным «мзунгу!» (белый человек). Близость Экватора и высота 1600-2100 метров над уровнем моря обеспечивают приятную температуру воздуха: не холодно, не жарко. К границе я подъехал с наступлением сумерек, почувствовав к вечеру сильную усталость от утреннего стресса и езды по холмам, с непривычки. Поэтому решил переночевать на руандской стороне, в единственной здесь гостинице. Она хоть и оказалась немного дороже, чем это запланировано в моём бюджете, но мне надо было отдохнуть и прийти в себя, да ещё и голова разболелась. Завтра с утра через границу, в Уганду. С тех пор, как я выехал в Танзании на асфальт, с неба не упало ни одной капли дождя.




    Оставте свой комментарий
    Имя: 
    Email: 
    URL: 

    CAPTCHA image
    Обязательно