• Я снова в Берлине! Путешествие завершено!!!
  • Это был тот ещё денёк… Сначала дорога пошла вниз, но через двадцать километров опять начался подъём. Чтобы попасть в город Мбея, пришлось преодолеть перевал в 2300 метров над уровнем моря. Это опять смешало все мои планы. Вчера я потерял полдня, и о  том, чтобы «наверстать», и речи не могло быть. В Мбею я приехал тоже на два часа позже, чем планировал. Попытка найти интернет-кафе успехом не увенчалась. Хорошо, хоть ресторан нашёлся средней паршивости. Да, в Африке с питанием настоящая проблема. Готовить они совсем не умеют. Кушаю только ради поддержки организма. Это не Индия или Таиланд, где еда в три раза дешевле и стократ вкуснее. Но выбора нет. В Африку меня никто не гнал, приехал добровольно. В Мбее я должен был решить, как ехать дальше. Здесь дороги расходились: по одной можно было доехать до Руанды, по другой до Бурунди. Мне очень хотелось поехать через Бурунди в Руанду. Но в Бурунди у меня не было визы и, по информации их разных источников, с января 2010 года её не было возможности получить на границе. До сих пор я ехал по странам, в которых не было представительств Бурунди. Лишь в Танзании можно найти посольство Бурунди, но в Дар-Эс-Салаам, который лежит на побережье Индийского океана. Ехать лишних полторы тысячи километров за визой у меня не было никакого желания. Но была идея попробовать всё же как-то договориться на границе. Поэтому в Мбее надо было решать, какой путь избрать. Вообще, в Африке, очень тяжело узнать что-то у прохожих. Можно спрашивать, можно не спрашивать: результат один и тот же. Причём никто не говорит «я не знаю», все охотно отвечают. И до сих пор ни разу (!) реальность не совпадала с тем, что я слышал. Тогда я уже решил взять количеством: опросить как можно больше народу и по большинству совпадающих ответов принять решение. Я опросил около тридцати человек. Меня интересовало, в основном, состояние дорог. И получил тридцать ответов, причем все были совершенно разными, тем не менее, общий вывод всё-таки наклёвывался: обе дороги находятся в приблизительно равном очень плохом состоянии (хотя половина опрошенных утверждала, что та или иная дорога находится в хорошем состоянии). После некоторых колебаний, я решил всё же ехать по первоначально запланированной дороге, напрямую в Руанду. Дорога, хоть и будет плохая, но всё же отпадёт одно неизвестное с визой Бурунди. Я был готов к плохой дороге, но она превзошла все мои ожидания. Меня это просто поражает. Я столько человек опросил, но ни один мне не сказал, что, чтобы попасть в следующую деревню, находящуюся совсем рядом на карте, нужно преодолеть огромный перевал. Хотя я спрашивал со стоящим рядом нагруженным велосипедом. В этом смысле меня африканцы поражают! Никто не спросил: «Как же ты заедешь по бездорожью, по камням на этот перевал…?» И опять пошла борьба с сильным уклоном, опять первая скорость, опять жара изматывающая. Но на сей раз не асфальт, а дорога из набросанных булыжников, склеенных красной глиной. Рейсовых автобусов я больше не видел. Мимо проезжали только джипы «внедорожники», заполненные африканцами. Очевидно, они исполняли роль автобусов. Я опять вспомнил Лаос и Вьетнам. Там тоже дороги любят строить не как в Европе, по долинам между горами, а по хребтам, от вершины до вершины. Когда я заехал на высоту 2450 метров над уровнем моря, стало явно прохладнее, и дорога пошла вверх-вниз. Было ясно, что я опять не доберусь до запланированного места. Справа и слева до горизонта было видно долины с крошечными деревеньками и дорогами-ниточками между ними. Непонятно только было, почему единственная нужная мне дорога пошла между этими обширными долинами через единственный здесь горный массив и по всем макушкам. К вечеру вплотную приблизились грозовые тучи, стреляющие периодически молниями. Начал подниматься сильный ветер. Везде склоны, ставить палатку негде. Но я ещё час назад издалека видел крыши какой-то деревеньки. Она была вроде бы рядом, но её всё не было и не было. Уже в темноте я разглядел пару пасущихся ослов. Значит, должны быть и хозяева. Через десять минут я увидел и первые дома. На мой вопрос, где найти место, желательно под крышей, чтобы поставить палатку, первый встречный крестьянин, бредущий с поля, сказал, что лучше всего обратиться к священнику или к вождю. Дом священника оказался ближе, туда он меня и провёл. Наc встретила жена священника, сам он ушёл за коровой в поле. Священник внешне оказался совершенно не похож на священника —  такого, каким я его себе представляю. Но постоянно улыбаясь, предложил мне пустую комнату в их довольно большом доме. Крестьянин с удовольствием посидел ещё с нами, исполняя роль переводчика: священник почти не говорил по-английски. Когда наш переводчик ушёл домой, и я расположился спать, мне сообщили, что ужин готов и пригласили к столу. Была традиционная ншима с бобами и вкусным домашним кефиром и чай с молоком. Кушали мы вдвоём и, ввиду отсутствия общего языка, почти молча. У священника было четверо детей, и он сказал, что хочет иметь ещё троих. Было видно, что моё присутствие — это маленькое событие в его доме. Такие гости не часто заезжают. Но ни жены, ни детей за столом не было. Та же картина повторилась за завтраком на следующее утро. Только вместо ншимы был рис.




    Оставте свой комментарий
    To use reCAPTCHA you must get an API key from https://www.google.com/recaptcha/admin/create
    Имя: 
    Email: 
    URL: 

    CAPTCHA image
    Обязательно