• Я снова в Берлине! Путешествие завершено!!!
  • Я заметил, что изрядно вымотался и устал. По карте до следующего города Табора было около восьмидесяти километров, а до следующего после него —  около ста двадцати, причём без видимых населённых пунктов. Посему был смысл доехать только до Таборы, где я решил воспользоваться случаем и выспаться. Проснулся я лишь в девять утра, позавтракал, отмыл велосипед от грязи и покатил в Табору. Это был настоящий выходной день! Ни дождя, ни мух цеце не было. Дорога, хоть и, по-прежнему, отвратительная, всё же была сухой на протяжении всех восьмидесяти километров. В Табору я приехал тоже достаточно рано, спокойно нашёл сносную гостиницу, невкусно покушал в порекомендованном мне ресторане и даже успел на часик в местное интернет-кафе с поразительно быстрым интернетом. В моём номере в гостинице был телевизор с большим выбором каналов. Уже перед сном я, переключая каналы, нашёл Discovery Channel, Adventure, по которому показывали документальный фильм молодого англичанина, путешествующего на велосипеде. Я увидел только вторую половину. Его путешествие ограничивалось лишь Азией и Европой, и я узнал много мест, где мы с Филиппом тоже проезжали. Его снаряжение было очень непрофессиональное, но у англичанина была с собой камера, и он делал видеорепортажи. В общем-то, всё мне показалось банальным. Полагаю, я мог бы сделать лучше. Но видеокамеры у меня с собой нет. Была перед стартом  идея снять фильм о путешествии, но портативные профессиональные камеры оказались мне не по карману — здесь без спонсорства не обойтись; а таковых не оказалось, да и времени искать их у меня не было. Но я с удивлением заметил, что даже банальный фильм, если смотреть со стороны, глазами нормального зрителя, может быть довольно увлекательным. По крайней мере, мне было интересно смотреть.

    Сегодня ровно двадцать месяцев, как я в дороге! Как я уже писал, до следующего городка, Нзега, было около ста двадцати километров, и ни одного населённого пункта на карте. Это наводило на мысль, что там могут обитать мухи цеце, что меня не радовало. Но в реальности оказалось наоборот: почти всю дорогу тянулись мелкие деревеньки, и я постоянно встречал людей по пути. Дело не в том, что мухи цеце не живут там, где живут люди. Наоборот, где обитают цеце, люди не селятся. Это серьезная проблема в Африке. Они наносят огромный ущерб животноводству, распространяя болезни, от которых вымирает крупный рогатый скот. Цеце так просто не отстреляешь и не отравишь. Здесь нужны особые методы. Эксперты правительства Танзании и агентств ООН на протяжении почти десяти лет работали над проблемой уничтожения мухи цеце на Занзибаре. Ученые начали с выращивания миллионов мух в неволе. Самцы затем были отделены от самок и стерилизованы при помощи облучения низкими дозами радиации. После того, как самцы были выпущены на волю, они спарились с самками, которые посчитали, что оплодотворены (самки спариваются один раз), но в итоге не дали никакого потомства, как и было запланировано. Но по пути я встречал много крестьян, значит, и цеце здесь нет. Но радоваться пришлось мне недолго. Через час после того, как я выехал, прошёл сильнейший ливень. Я не надевал дождевой куртки, потому что знал, что он скоро закончится, и я быстро высохну. Как только я высох, пошёл долгий дождь, часа на четыре, в конце которого я начал замечать, что я продрог и мне становится холодно. Но и он закончился, и я опять высох. Когда через час впереди меня опять возникла грозовая туча, я достал дождевые куртку и брюки. В последующий ливень, уже затяжной, они меня спасли не столько от влаги, сколько от холода. В общем, как вы поняли, день состоял из сильного дождя с двумя перерывами где-то на час каждый. Но не это меня изводило. До сих пор я ехал по очень плохой дороге. Исходя из такой дороги, я и планировал свой этап и должен был приехать в Нзегу около шести часов вечера (в семь начинает темнеть). Но дорога в этот раз оказалась хуже, чем просто плохая, к тому же омраченная дождями. К середине этапа я начал просчитывать, что если я так и дальше буду ехать со скоростью 10-12 км/ч, то и до восьми не успею. Если ехать быстрее, то велосипед так прыгает на этой «стиральной доске», что заднее колесо отрывается от земли. Проблема заключается в том, что сзади у меня три самые тяжёлые сумки, прикрепленные к заднему багажнику, который, в свою очередь, держится на двух болтиках, привинченных к раме. Кто читал про ЮАР, помнит, что один из этих болтиков, длинный, у меня лопнул после пары дней по бездорожью. Тогда проблема легко решилась: сзади багажник крепился двумя длинными болтиками, но на правой стороне багажника было достаточно короткого болтика; поэтому, когда лопнул длинный болт на левой стороне, я их просто поменял местами. Больше длинных у меня нет, есть только запасные короткие. Это ещё одна ошибка в планировании, но всё предвидеть на два года вперёд невозможно. Такие вещи приходят только с опытом, и я сейчас в процессе его накапливания. Если в этом забытом Богом захолустье лопнет длинный болтик, я не могу дальше ехать, нужно будет как-то крепить багажник к раме. Но время шло неумолимо к темноте, и я решил надавить на педали. Будь что будет. Я уже столько по камням скакал, может, пронесёт. Я въехал в Нзегу в половине восьмого почти в темноте. Целый день под дождём по отвратительной раскисшей глинисто-песчаной дороге с лужами и кочками, почти без пауз на передышки, насквозь промокший — всё это довело меня до крайней степени усталости. В таких условиях я проехал в последние дни семьсот пятьдесят километров. На этом этапе я впервые по-настоящему задумался, была ли идея поехать через Африку правильной, тут впервые у меня возникло острое желание прекратить путешествие вообще — добравшись до ближайшего аэропорта на каком-нибудь транспорте, улететь в Берлин. Но если смотреть по моему атласу, то после Нзеги и до границы с Руандой дорога должна была быть асфальтированной. Тогда я подумал, что следует денёк отдохнуть, восстановить силы, и всё станет на свои места. Во время ужина я спросил, на всякий случай, у соседей по столу, какого качества дорога в сторону Руанды. «Хорошего», —  говорят. «От Таборы до Нзеги, —  соглашаются со мной, — дорога отвратительная. Но дальше должна быть хорошая, гладкая (слова асфальт они не знают)». Верить своему атласу я уже давно перестал, так же, как и местному населению. И, смертельно уставший, устроившись в дешёвый отель, я поплёлся до перекрёстка, где должна была начинаться асфальтированная дорога. Я хотел видеть своими глазами. Пройдя почти километр, пришлось ущипнуть себя: да, действительно, на перекрёстке оказалось кольцевое движение, и во все четыре стороны вёл асфальт! Ураааа!!! Я на автопилоте, как зомби, вернулся в гостиницу, лёг в постель и вырубился с твёрдой мыслью завтра никуда не ехать, не гробить свой организм и веру в «своё дело».




    Оставте свой комментарий
    Имя: 
    Email: 
    URL: 

    CAPTCHA image
    Обязательно