• Я снова в Берлине! Путешествие завершено!!!
  • И опять я проснулся в шесть утра под барабанный стук дождя по крыше. Это меня уже начинает забавлять, каждый репортаж начинать с одного и того же. Опять встал на час позже. Опять ещё задержался – нужно было отмыть сумки и велосипед от набрызганной глины. Только в половине девятого мне удалось выехать. Небо было чистым, дождя не предвиделось. Но предвиделись мухи цеце. И, наученный вчерашним днём, я с утра надел на себя противодождевые брюки, они же воздухонепроницаемые, поверх обычной футболки – ещё одну, с длинным рукавом, создав двухслойность в надежде, что они не прокусят, и белые вязанные китайские перчатки, тоже в надежде, что мушки не доберутся до моих рук. Так, под сияющим солнцем, я стал похож на боксёра, которому надо срочно сбросить вес перед соревнованиями. Изнывая от жары, весь мокрый, я заметил, что роя цеце вокруг меня нет. Но снять весь маскарад тоже невозможно было, так как парочка этих зараз всё же сопровождала меня. Мало того, им даже ценой своей жизни удалось укусить меня два раза через перчатки. Когда цеце кусает, её легко убить: с одной стороны это так больно, что мгновенно реагируешь, с другой, она, как вампир, так увлечена своим делом, что не замечает нависшей над собой смертельной ладони. Тут я начал замечать некоторые закономерности, давшие мне объяснения, почему цеце местных не кусают. Как только я въезжал в деревню и останавливался, мухи цеце исчезали, давая простор действий мухам обыкновенным, домашним. Тогда я заметил, что цеце нападают на движущийся объект. Как только останавливаешься, они покружат немного и улетают. И вот, что я вычитал после этого в Википедии: «Английский энтомолог Брейди, изучавший поведение мухи цеце (Glossina), пришел к выводу, что она нападает на любой движущийся теплый предмет, даже автомобиль. Не нападает муха только на зебру, которую воспринимает всего лишь как мелькание черных и белых полос».

    Дорога сегодня уходила в сторону от национального парка. Может быть, с этим было связано то, что мух цеце становилось всё меньше. Часам к четырём я снял с себя всё лишнее и, наслаждаясь прохладой, спокойно доехал до деревни Китунда, где запланировал ночёвку. Остановился я около большого дома с крышей, который оказался миссией какой-то церкви, построенной немцами. Меня радушно встретил работник миссии с легко запоминающимся именем Оскар и предоставил мне в распоряжение большую комнату со столом и кроватью. Жена его нагрела мне воды, так что я даже помылся из таза. После этого мы с ним ещё пару часов поболтали за ужином (ншима с какой-то зеленью, напоминающей водоросли) о моём путешествии и о проблемах Африки, после чего я вернулся к моим репортажам. Оскар мне сказал, что на завтрашнем этапе после первых двадцати километров меня ждёт ещё один отрезок, протяженностью километров сорок пять, с большим количеством цеце. Потом их не будет. На этом же отрезке, по его словам, будет много диких животных. Интересно, увижу ли я хоть какую-нибудь зебру несчастную или жирафа…?




    Оставте свой комментарий
    Имя: 
    Email: 
    URL: 

    CAPTCHA image
    Обязательно