• Я снова в Берлине! Путешествие завершено!!!
  • Я стремился поскорее выбраться из Кампалы и отчаянно давил на стонущие педали. Чем угандцы заправляют свои машины, мне неизвестно. Но они в состоянии ездить, извергая из своих выхлопных труб чёрные клубы дыма. Оно было бы ничего, если одна или две такие калеки проезжали бы мимо, но реально тяжело дышать, когда почти все машины на дороге заправлены этой адской смесью. Но вот этот чадящий молох остаётся позади… Двадцать, тридцать километров от столицы, и автомобилей всё меньше, воздух чище. И опять пошёл пестрый калейдоскоп выкрашенных разноцветной краской домиков во всех встречных посёлках. В городке Джинджа, расположенном на берегу озера Виктория, меня ждал Майкл, с которым я познакомился и договорился через интернет-сайт (CouchSurfing) о ночёвке. Всё пошло по уже привычному для меня сценарию: хижина на окраине города с голыми кирпичными стенами внутри, африканская народная еда (кто читает записки, знает, какая), тесная жаркая комнатка, в которой бесновато снуют комары, но нет противомоскитной сетки над кроватью, радушие и бесконечное любопытство хозяев. Я их прекрасно понимаю. Я сам вырос в Советском Союзе и хорошо помню, как интересно было всё, что связано с западным миром. Помню тех нескольких настоящих (!) иностранцев, с которыми я общался студентом в Одессе, автоматически превознося их, хотя никакой личной заслуги этих людей в том, что они волею случая родились и выросли в Италии или Швеции, не было; точно так же, как и я не был виноват, что родился  на Украине в советские времена. И мои радушные африканские друзья тоже не виноваты. Спасибо им большое за гостеприимство. Но я в очередной раз убедился, что спать всё-таки лучше в своей палатке на улице: не так жарко и нет комаров.

    За последние три месяца я общался со многими чернокожими. При этом я заметил один странный для меня факт: африканцы стесняются своей чёрной кожи. Хотя кожа у большинства из них очень ровная, матовая и красивая, а лица гладкие, без морщин. Встречаются очень красивые лица, да и кожа выглядит действительно здоровой. То, что они не любят свои волосы, это мне понятно, слишком много хлопот с ними. Мужчины или сбривают их полностью, или очень коротко стригут. Женщины заплетают волосы в косички, огромное разнообразие которых можно увидеть по всей Африке. К нашим обыкновенным прямим волосам они относятся с завистью. Мне казалось, что здесь, в Африке, среди себе подобных, они не должны комплексовать по поводу цвета кожи. Может быть, даже так оно и есть. Но как только появляешься с белой кожей среди них, так сразу замечаешь, что многие из окружающих начинают чувствовать себя словно второсортными. Этот колониальный комплекс в сумме с достижениями жителей Европы, Северной Америки и Австралии глубоко сидит на генном уровне в головах африканцев. Я пишу, конечно, не обо всех, но о большинстве. Мы говорим «чернокожие», но кожа-то у них не чёрная. Это большое количество всевозможных коричневых оттенков, от светлых до очень тёмных, почти чёрных. Так вот, тоже интересно, я не раз замечал, что даже здесь, среди «своих» африканцы дифференцируются: чем светлее их коричневая кожа, тем как бы «выше» они себя чувствуют. Это не так уж безобидно, как может показаться на первый взгляд: достаточно вспомнить относительно недавний геноцид в Руанде, где темнокожие «мхуту» уничтожали более светлокожих «тутси» (см. оскароносный фильм «Отель Руанда»). Моя хорошая подруга из Аргентины говорила мне когда-то, что негласно в Латинской Америке царит то же правило: чем светлее кожа, тем выше «проба»…





    Оставте свой комментарий
    Имя: 
    Email: 
    URL: 

    CAPTCHA image
    Обязательно