• Я снова в Берлине! Путешествие завершено!!!
  • Жара больше не атаковала меня. Я за предыдущие два дня забрался на достаточную высоту и теперь ехал вниз на свежем лесном воздухе. На карте был обозначен кемпинг, к нему я и устремился. Получалось идеально — я должен был доехать до него с наступлением темноты. Места вокруг были совершенно дикие, и ставить палатку где-нибудь в лесу у меня не было никакого желания. По дороге я проехал один довольно обустроенный кемпинг с бассейном, спортплощадкой, рестораном и домиками. Ясно было, что это частное заведение и меньше 30$ за право поставить собственную палатку здесь не возьмут. Но в баре мне сказали, что вниз по дороге есть кемпинг национального парка, и там обычно берут 8$ за место. Светлого времени оставалось ещё минут сорок, и туда-то я и  направился, зная, что с наступлением темноты оплату никто проверять не будет, а с рассветом, когда все ещё спят, я обычно уже уезжаю. Угрызения совести меня никак не мучили, так как оплата за место подразумевала использование туалетов, мест для гриля, столиков и подключения воды и электричества. Относилось это больше к «жилым автомобилям». Я же ставил только палатку и никакими благами больше не пользовался. Просто среди людей чувствуешь себя немного больше в безопасности. Уже вечерело, когда я увидел нужный мне указатель. Дорога повела в лес, но вскоре вывела на полянку со столиками.

    Ни одной живой души… Вокруг стена деревьев, в центре щит с правилами поведения, где указано, что я нахожусь в месте обитания медведей. Там же написано, что нужно делать, чтобы не привлечь медвежье внимание и рядом… как нужно реагировать, если медведь нападает… Суть заключалась в том, что здесь обитают чёрные медведи, которые не такие уж большие, размером всего лишь от полутора до двух метров (!!!) и, в отличие от гризли, их можно отпугнуть, создав шум или наорав на них… Мда, интересно… В крайнем случае, пишут, с ними можно драться на кулаках или лучше палкой… Я представил себе увлекательную картину побоища и пошёл ставить палатку, оглядываясь по сторонам, не валяется ли где-нибудь здесь указанная в инструкции дубина. Вместо неё я нашёл бетонный столик с бетонными скамьями с обеих сторон, в геометрическом центре кемпинга, подальше от кромки леса, и поставил палатку так, чтобы выход из неё вёл прямо по стол, где я, в расчёте на бетон, собирался если не спасти свою жизнь, то по крайней мере оттянуть её конец. С другой стороны палатки я поставил поперёк свой велосипед; на тот случай, если агрессор будет нападать на меня, может быть, споткнется о него, испугается грохота падающей железяки на колесах и убежит с рёвом ужаса в чащу… Беспокоили меня открытые подходы к палатке со стороны ног и головы — ещё двух оборонительных велосипедов у меня не было. Так, прислушиваясь к каждому шороху и хрусту снаружи, я потихоньку провалился в сон и очень счастлив был обнаружить все свои конечности на месте, когда на рассвете заиграл бравую мелодию мой мобильный телефон.

    В Монтане мне уже не встречались коллеги-велосипедисты. И если кто-то заговаривал со мной, интересуясь моим путешествием, то чаще всего вопрос ставился уже совершенно конкретно: «Едешь через всю Америку?» И что меня вначале настораживало, но потом я привык, все без исключения говорили мне в конце разговора одно и то же: «Будь осторожен!» Я знаю, что эта фраза говорится почти автоматически наряду с «как дела?» при встрече. Но тем не менее всегда складывалось такое впечатление, что я нахожусь в постоянной опасности. В посёлке Whitehall мне любезно разрешили поставить палатку во дворе частного дома. Первое, что я спросил, увидев шикарную зелёную траву перед домом, нет ли здесь подземных спринклеров? Хозяин удивился слегка и сказал, что поливает траву вручную из шланга. Это меня успокоило. Но палатку я поставил, на всякий случай, с верхним тентом, хотя в этом не было необходимости. Утром хозяева мне предложили принять душ в доме и позавтракать вместе с ними. Во время завтрака я уже в который раз видел мишек по телевизору, и почему-то всегда в новостях. Узнав, куда я еду, они мне передали содержание новостей: «В этом году, как никогда часто, наблюдаются посещение медведями мест обитания людей. Связанно это с необычно большой их популяцией в нынешнем году, и в поисках нехватающего пропитания медведи посещают дворы лесных домов, мусорные баки, кемпинги и другие места, где можно найти что-то съедобное.» И речь шла не о чёрных медведях, а о гризли, которые обитают в Йеллоустоунском национальном парке. По моим расчётам, в Йеллоустоун я должен был приехать на следующий день вечером…

    Опять пошла дорога среди живописных холмов. К концу дня я нашёл великолепный кемпинг на берегу реки, с людьми. На горизонте растянулись величественные горы Йеллоустоунского национального парка. Завтра я должен быть там. Утро началось безобидно. Было ощутимо холодно, чувствовалась уже высота. Палатка была вся мокрая, внутри от моего дыхания, снаружи от утренней росы. Я выбрался на дорогу и в прекрасном расположении духа, в предчувствии горячего кофе на ближайшей заправке, покатил к горам. Не проехав и пятисот метров, я почувствовал, что руль странно водит по сторонам, как будто кто-то ещё кроме меня им управляет. Так и есть, прокол переднего колеса… в семь часов утра… Выругаться можно было во весь голос — до горизонта не было ни одной живой души. На краю дороги снял все сумки, поставил велосипед вверх колёсами, снял переднее колесо, заклеил его за десять минут. Пользуясь случаем, я решил поменять и стёршиеся передние тормозные колодки. Когда я взялся за уже готовое переднее колесо, чтобы поставить его на место, увидел, что оно опять без воздуха. Я же только что его заклеил!!! Опять вытащил шланг, внимательно его исследовал и нашёл ещё два прокола. Это значит, что нужно теперь найти эти занозы в покрышке. Ими оказались тончайшие кусочки проволоки. Где я их подцепил, не знаю… Заклеил и эти две дыры. Уже скептически оглянулся на заднее колесо. Точно! Спущено! Хорошо, что рядом никого не было… Четыре прокола за один раз! В 8:30, через полтора часа, злой, как чёрт, я всё-таки продолжил свой путь. Через восемнадцать километров я въехал в посёлок Эмигрант. Здесь на заправке я нашёл горячий кофе с кексами, и мне стало легче. Рядом с заправкой я обнаружил прачечную с машинами самообслуживания. Уже потеплело, и я, закинув мокрую палатку в автоматическую сушилку, расположился на скамейке перед прачечной под утренним солнышком, отхлёбывая кофе из огромного бумажного стакана  и закусывая увесистым американским кексом. Венцом всего было, когда один «ковбой» предпенсионного возраста после инспекции моего велосипеда поинтересовался моим маршрутом. Впечтление было настолько велико, что он, как под гипнозом, достал из кошелька 20$, без комментариев вручил их мне и укатил на своём огромном джипе в поля. «Кажется, фортуна сменила направление», — подумал я и уже в отличном настроении направился к манящим горам на горизонте.




    Оставте свой комментарий
    Имя: 
    Email: 
    URL: 

    CAPTCHA image
    Обязательно