• Я снова в Берлине! Путешествие завершено!!!
  • Как только я переехал через мост, растительность сразу закончилась, и пошла пустынная каменистая местность. Я оглянулся, тоскливо посмотрел на заснеженную Маунт-Худ на горизонте, поразительно похожую на японскую Фудзи, и подумал: «Мечтал на побережье океана о жаре и жажде? … Получай!»

    Берег со стороны штата Вашингтон, по которому я ехал, был довольно холмистый. Эти холмы с завидным постоянством шли один за другим, и слабый попутный ветерок, на который я возлагал большие надежды, не помогал, а наоборот создавал дополнительные трудности: наша скорость почти совпадала, и я полз на очередной холм в стоящем раскаленном воздухе под звенящем солнцем, то и дело жадно посматривая на огромное количество воды справа от меня и на абсолютно ровную, как под линейку, дорогу с другой стороны реки. Какой чёрт дёрнул меня ехать по этой стороне? Мне что, мало холмов было в Пакистане, Японии и Корее? Иногда дорога приближалась к воде. Тогда я заходил, как был, в одеже и сандалях, в воду Колумбии, и сидел там какое-то время, как бегемот,  в надежде охладиться. Но вода в реке была тоже противно тёплой. Когда я выходил из реки и мокрый садился на велосипед, первые двадцать минут было довольно приятно ехать. Но потом одежда снова становилась сухой, и даже мой льющийся пот не мог её увлажнить — сразу испарялся. Раз в двадцать-тридцать минут проезжала какая-то машина. Питьевая вода кончилась, один бутерброд я тоже сжевал, стоя на краю дороги, другой оставил на потом. Ничего, что могло бросить тень, кроме дорожных знаков, не было. В тени от дорожного знака обеденную паузу не сделаешь. Вскоре я увидел стоящий на краю дороги грузовик  и спросил у водителя воды. Он отдал мне свою последнюю бутылку и сказал, что следующие пятьдесят километров источника питьевой воды не предвидится. Тут я осознал беспокойство ребят из Далласа и мысленно поблагодарил их за воду и бутерброды. Как я ни растягивал, но вода водителя тоже скоро закончилась. Вы спросите, а что же с рекой? Ведь рядом воды, хоть залейся… Я уже больше года путешествую, и есть золотое правило: избегай всего что может привести к болезни. Вода в реке была не слишком чистая. В крайнем случае, я мог бы и оттуда взять. Но крайнего случая пока не было. А вместо этого на горизонте я увидел какую-то растительность, которая оказалась при ближайшем рассмотрении яблочными садами. В паре домов, что стояли среди них, я ни до кого не доаукался. Но здесь была тень, которая не сильно охлаждала, но всё же я съел свой второй бутерброд, закусил парой яблок с дерева и даже попытался, хоть безрезультатно, поспать в горячем воздухе. Но самое главное было то, что эти сады поливались. И я, уезжая, набрал воды из брызжущих шлангов во все ёмкости, которые у меня были при себе! Спасён!


    Через пятьдесят километров я действительно наткнулся на одинокий посёлок на берегу реки . Посёлок имел громкое название Рузвельт  и не мог похвастать ни единой живой душой на улице. Единственный магазинчик был на заправке у дороги,  и я, проглотив слюну, устремился к нему с устойчивым ощущением того, что сейчас скуплю полмагазина, четверть съем сейчас, а другую оставлю на завтра. Пред дверью у меня вытянулось лицо: магазин работал до 7 часов вечера… мои часы показывали 19:о4… Нужно было видеть со стороны, как я три раза обошёл эту постройку, дёргая и стуча во все двери и попутно заглядывая во все окна, сложив руки козырьком и упёршись носом в стекло. Моя интуиция подсказывала, что там кто-то должен ещё быть.  Да у меня и другого выхода не было: или сосать лапу, или пойти на поводу своей интуиции. Через десять минут этот цирк дал свои плоды: дверь отворилась и две женщины, сжалившись, запустили меня в закрома… Они уже давно уехали по домам, а я ещё долго сидел на скамеечке перед магазином и ел, и пил, и снова ел… От них же я узнал, что на берегу реки, недалеко от деревни, есть кемпинг, причём бесплатный (!!!). И действительно, там я обнаружил небольшой парк с палатками и всем, что надо для кемпинга, с туалетом, душем, столиками для еды и даже небольшим пляжем. Я глазам своим не верил, действительно бесплатно! Я разбил палатку на великолепной густой зелёной траве, дивясь, откуда в этой пустыне такой оазис? Меня добрые люди предупредили, что лужайки поливаются из спринклеров, спрятанных в траве и что они ночью включаются автоматически. Но от спринклеров можно защититься специальными «козырьками» так, чтобы вода брызгала не на 360 градусов, а на 180. Я поставил палатку на одном их таких пятачков, огражденных этими козырьками со всех сторон. Воздух под вечер был тёплый, небо лунное. Моя палатка — это в общем-то днище, над которым натягивается сетка от комаров. Спать в такой воздушной палатке летом очень приятно. Если предвидится дождь или холодно, сверху натягивается ещё один синтетический слой, после чего палатка становится  похожей действительно на привычную нам палатку. Но дождя не предвиделось, и я уснул, как дитя, после изнурительного дня с хорошей концовкой. Сквозь сон я слышал, как соседние спринклеры включались по очереди, но козырьки защищали мой пятачок надёжно, и от этого спалось ещё слаще. Проснулся я в одну секунду, когда струя воды ударила по лицу… В другую секунду я всё понял,- рядом заработал один из спринклеров без козырька, которого я не заметил вечером. Я пулей вылетел из палатки и потащил её волоком, со всеми вещами и сумками внутри, на сухое место. Всё, что было в палатке, было насквозь мокрым, включая одежду на мне. Под живописным лунным светом, с фонариком, я обследовал новое место, нашёл ещё пару спрятанных в траве спринклеров, и передвинул палатку ещё дальше. Не прошло и двадцати минут, как всё повторилось… Всё поле было в шахматном порядке оснащено спринклерами, спрятанными в траве под землёй. И когда по какой-то никому не ведомой схеме приходит его очередь, он, как кобра, поднимается из травы и брызжет во все стороны в радиусе метров пятнадцати. Я оказался на минном поле… Часы показывали три часа ночи. Я сидел на пока что сухом месте, но спать смысла не было:  находясь всё еще на сочной, постриженной, густой траве, было ясно, что эта мурава в таком жарком пустынном месте сама не выросла, так же как и то, что она сама себя не постригла. Это был только вопрос времени, когда из под земли вылезет очередной фонтан. Возникла спонтанная идея сесть на велосипед и уехать прочь. Но у меня с собой было много мокрых вещей, и к тому же становилось ощутимо прохладнее. Свой скарб за время бегства я передвинул метров на  сорок от первоначального места и оказался почти у воды на краю небольшого песчаного пляжика. Тут я понял, что это моё спасение: песок был сухой, и если бы из него вылез спринклер, то ради этого зрелища можно было бы пожертвовать остатком ночи. Пока я размышлял, включился очередной спринклер недалеко от меня, подтверждая запоздавшую здравость моих размышлений, и я,  уже спокойно, ещё раз переволок моё добро на песок к самой воде, натянул на всякий случай поверх сетки синтетический верхний слой  от дождя, переоделся в сухие вещи из сумки и уснул. Проснулся утром я от довольно сильного дождя с грозой… Но дождь был короткий, и пока я собирался, жара начинала уже набирать обороты. Добравшись до первого моста через Колумбию, я вернулся в штат Орегон, но к обеду оказался опять в Вашингтоне. Река уходила на север, в сторону Канады, а я повернул на восток. Дорога сразу пошла волной по красивым золотистым холмам. Проезжая городок со смешным названием Вала-Вала, я увидел на светящемся табло температуру воздуха  +98 F, что по-нашему обозначает +37 С. В комбинации с попутным ветром это значит ехать насквозь мокрым. На моих передних сумках, под рулём, образовались маленькие лужицы пота, стекающего по рукам.




    Оставте свой комментарий
    To use reCAPTCHA you must get an API key from https://www.google.com/recaptcha/admin/create
    Имя: 
    Email: 
    URL: 

    CAPTCHA image
    Обязательно