• Я снова в Берлине! Путешествие завершено!!!
  • Пока я заполнял пограничные формуляры, дождь почти прекратился. И когда я выехал на большую дорогу, настроение у меня резко улучшилось. Воздух был довольно влажный, дорога мокрая, солнца не было видно, но уже не лило с неба, и это обнадёживало. Ситуация на дороге тоже изменилась. По обеим сторонам дороги, точно так же, как и в последние дни в Намибии, тянулись бесконечные поселения местных жителей. Деревянные постройки, дворы и сами жители выглядят точно так же. Только, в отличие от намибийской стороны, на дороге встречается много людей. Не знаю, с чем это связано, здесь, в Замбии: люди работают во дворах и на своих огородах, но в свободное время выходят на трассу просто погулять. Здесь часто можно встретить молодые пары, которые фланируют вдоль дороги, как на променаде, старики же сидят и просто созерцают происходящее, огромное количество детей приветствуют и бегут рядом в надежде получить от иностранца что-то сладкое, молодёжь любит просто полежать на проезжей части… Эту странную особенность я видел пару раз в последний день в Намибии, но в Замбии это распространено повсеместно. Не знаю, что привлекательного находят аборигены в возлежании на проезжей части в компании друзей. Но мне кажется, это связанно с тем, что скамеек по краям дороги, где можно посидеть, нет, а асфальт, после дождя подсохнув, сохраняет особенно приятную теплоту по сравнению с прохладным воздухом. Кроме того, на асфальте намного чище, чем рядом с дорогой. Движение не очень интенсивное, поэтому не очень часто нужно освобождать проезжую часть и возвращаться на исходную позицию. Возможно, это связанно каким-то образом с социалистической попыткой в прошлом Замбии, когда страна после обретения независимости резко провалилась в бедность. В голодные времена и главная дорога порой может подкинуть что-то. Вот люди и привыкли там находиться. В Намибии такой фазы не было. Там в таких деревнях тоже живут не жирно, но на дорогу им выходить, судя по всему, для поиска пропитания не приходилось. Так они и машут руками издалека, со своих дворов. Но это мои предположения.

    К обеду солнце не появилось, но я уже ехал по сухой дороге. Самое время, не дожидаясь следующего вечернего ливня, принять мудрое решение: остановиться и высушить самое главное — палатку. Встречный ветерок подавал надежду, что мне это всё же удастся в таком влажном воздухе. Я увидел на краю дороги какой-то то ли огромный камень, то ли выступ скалы и разложил на нём все свои мокрые вещи для просушки. Скучать не пришлось: уже через пять минут вокруг меня собрались сначала младшие дети, потом старшие, потом подтянулась молодёжь и в конце, не спеша, важно подошли и взрослые. За деревьями и кустами, оказывается, была деревенька, которую я не заметил. Вещи сохли часа полтора, поэтому беседовать пришлось со всеми по очереди и вместе. Меня отпустило. По крайней мере, по наблюдениям на сегодняшний день выясняется, в период дождей бывают и перерывы. А это значит, я не буду спать в мокром. Плохой новостью было то, что я вычитал, и что подтверждало мои худшие предположения: период дождей распространяется в это время не только на Замбию, но ещё как минимум на Малави и Танзанию, лежащие на моём пути. Это значит, следующие полтора-два месяца я буду постоянно сталкиваться с этой проблемой, играя в прятки с дождем. Прошлая ночь определила мои действия в поиске места для ночёвки. Я начал искать крышу, под которой мог бы разбить палатку. Проезжая очередную деревню, я увидел то, что искал. Это был магазинчик с большой крытой террасой перед входом. В магазине я нашёл кока-колу и вкусные сдобные булочки на ужин, а перед магазином — хозяина, приятного интеллигентного мужчину, который подошёл с пониманием к дождевой проблеме и был даже рад предоставить мне укрытие. Здесь я уже не буду писать, как раньше, чёрный или белый. Я уже не в ЮАР и Намибии. Я уже в Африке, где, как и положено, живут чернокожие люди.

    Вчера, 16 декабря, я добрался до Ливингстона. Дождя с утра не было, но когда я приближался к городку, в зеркало заднего вида увидел такие грозные тучи, мчавшиеся мне вдогонку, что не трудно было предположить, чем это кончится. Я рванул к гостинице, адрес которой был мне известен из путеводителя. Ливингстон – городок, названный по фамилии первого европейца, увидевшего знаменитый водопад Виктория и давшего водопаду это имя. Место для путеводителей и туристов известное, поэтому я не упустил возможности переночевать пару ночей в кровати, в дешёвой лоджии. Я буквально влетел на велосипеде во двор гостиницы. Пока записывал в формуляр свою фамилию, пошёл такой ливень, что мне пришлось ещё час сидеть в рецепции, пока он не ослаб настолько, чтобы можно было пересечь двор и добраться до своего номера. Вскоре ко мне подселили ещё молодого британца и опытного американца. Последний посетил в своей жизни столько стран, что знал почти все, где я был и многие, где я не был. Правда, не на велосипеде и не за один раз. Так что было о чём поговорить вечером. Сегодня – обязательная программа: я выспался и поехал к водопаду Виктория, заехав сначала на местный базар, где местный сапожник за 2 € зашил мне мои развалившиеся сандалии. Дождя не было, по крайней мере, надо мной. Но пока я ехал десяток километров до водопада, наблюдал сильнейшую грозу с молниями на горизонте. Сегодня мне с дождём определённо повезло. Посещение водопада стоит 20 американских долларов. Но при всей моей экономности, должен сказать, я не пожалел. Вид грандиозный, несмотря на то, что сейчас здесь лето, уровень воды низкий, поэтому водопад предстаёт не во всей красе. Тем не менее, Виктория произвел на меня немного большее впечатление, чем Ниагара в Канаде. Но зрелища оба потрясающе величественны.




    Оставте свой комментарий
    Имя: 
    Email: 
    URL: 

    CAPTCHA image
    Обязательно